Демонстрационный сайтEGOSEX.RU - всё о нежности, любви, отношениях и сексе » Отношения » - Не могу я без любви, мама, - покачала головой Полина, - и притворяться не умею

- Не могу я без любви, мама, - покачала головой Полина, - и притворяться не умею

- Не могу я без любви, мама, - покачала головой Полина, - и притворяться не умею
Отношения
admin
Фото: Reuters
21:59, 04 июнь 2020
11
0
[img]"[/img] Рассказ "Самка богомола" ч.26 В кабинете капитана Щербакова, несмотря на раннее утро, царила напряженная атмосфера. Следователь ходил по комнате и нервно потирал подбородок. За столом сидели эксперты-криминалисты и несколько полицейских. Наконец, Щербаков остановился и обратился к подчиненным:...
Рассказ "Самка богомола" ч.26

В кабинете капитана Щербакова, несмотря на раннее утро, царила напряженная атмосфера. Следователь ходил по комнате и нервно потирал подбородок. За столом сидели эксперты-криминалисты и несколько полицейских. Наконец, Щербаков остановился и обратился к подчиненным:

- Ну что, значит Игнатьев все отпирается? Ничего, ничего, как сунем ему под нос доказательства, так посмотрим, как наш уж на сковороде завьется.

- Пока упирается, - подтвердил лейтенант Беляков. - Орет, что найдет на нас управу. Всю ночь бесновался, никому спать не давал.

- На нас управу? Ай да Игнатьев, - капитан, сдвинув брови, продолжал взволнованно вышагивать по кабинету, - недооценивает нас. Даже от ножа не потрудился избавиться. Я уже не говорю про одежду и рюкзак. Какая самонадеянность!

- Он уверен, что мы блефуем и ничего на него нет, - осторожно вставил Семенов.

- Ну ничего, через полчаса пойду в изолятор - побеседую с ним. - Недовольно фыркнул Щербаков и внезапно остановился. - Хотя, нет. Приведите его сюда. Не буду кота за хвост тянуть, покажу этому актеру погорелого театра его "мастерство".

Усталым взглядом окинув присутствующих в кабинете, он попросил всех удалиться.

- Хочу один на один с ним побеседовать. Уж очень хочется пощекотать этому негодяю нервы.

***

Полина с матерью сидели на кухне и пили чай. Обе, не сговариваясь, устремили взгляд в окно, на детскую площадку.

- Так тихо стало без Димочки, - вздохнула Ольга Владимировна, - и тоскливо.

Полина сквозь слезы улыбнулась матери.

- Знаешь, я всегда представляла, как мог бы выглядеть мой ребенок. И в Димке будто видела его, - не сдержавшись, она расплакалась, - я так к нему привязалась, и вот опять я одна...

- Замуж тебе, девочка, надо. Свои детишки будут.

Полина покачала головой.

- Не могу я без любви, мама. И притворяться не умею.

[img]"[/img]

- Полюшка, - прислушалась мать к доносившимся звукам, - это не твой телефон в комнате звенит?

Полина вышла из кухни и, оглядевшись по сторонам, пошла на звук. Телефон лежал на диване в гостиной. На экране высветился номер Богомолова.

- Алло, Саша? - Настороженно спросила она. - Что-то из вещей Димочки забыли?

- Нет, я другое забыл... Мне нужно с тобой поговорить.

- О чем? - Полина пыталась говорить грубо, но дрожь в голосе выдавала ее волнение.

- Я понимаю, что сейчас не время... Но это касается нас двоих. Я хочу знать, что тогда произошло.

- Когда?

В трубке раздался внезапно ставший сиплым голос Богомолова.

- Поля, я хочу знать, что произошло на самом деле десять лет назад.

- Я не думаю, что это хорошая идея - ворошить прошлое. - Полина вдруг рассердилась. - Тогда ты не пожелал меня выслушать, а теперь... И вообще, Богомолов, ты не забыл, что у тебя жена недавно погибла?

- Мне важно знать. Я был глупцом... доверился словам друга, а теперь... Возможно, это поздно, но мы должны поговорить. Я просто хочу знать правду. Меня гложут сомнения.

Полина задумалась.

- Тебе рассказали про Игнатьева?

- Пока ничего толком не понимаю. Говорят, что есть доказательства его вины. Ну так что, встретимся?

- Приходи, но только с Димой. Мы с мамой успели соскучиться по нему.

- Хорошо. Как скажешь. Завтра утром приедем. Он тоже про тебя всем уши прожужжал. - Александр вдруг смущенно добавил. - Меня в краску вогнал рассказами про то, как ты с ним в футбол гоняла. Поехал и купил ему футбольный мяч и велосипед.

- Ого, здорово! Димка, наверное, счастлив. Ты молодец.

- Не знаю... - Грустно произнес Александр. - Через полтора месяца его увезут. Не представлю, как мы перенесем разлуку.

- Все же отправляешь его в Ярославль... - нахмурилась женщина. - Жаль.

- Ну... тогда до завтра? - быстро спросил Александр.

- До завтра, - тихо ответила Полина и отключила трубку.

***

Игнатьев сидел в кабинете Щербакова и хмуро смотрел на капитана, что-то усердно пишущего на листе бумаги. Руки Вячеслава были скованы металлическим браслетами, но он пытался держаться надменно.

- Вы чего, решили на меня навесить все грехи Богомолова?! Я не знаю, что он вам тут напел, но у вас ничего не выйдет!

- Навесить... - задумчиво повторил Щербаков и, оторвавшись от бумаг, задумчиво взглянул на Игнатьева. - Богомолов пока еще даже ничего не знает, к вашему счастью.

Вячеслав прищурил глаза и быстро спросил:

- Богомолов на свободе?

- Конечно, на свободе, - ухмыльнулся капитан. - На него у нас ничего нет.

Игнатьев сглотнул слюну. "Как это нет?..". Лицо его пошло пятнами, но он боялся выдать себя, поэтому промолчал.

- А вот на вас, Вячеслав Вениаминович, накопилось что-то даже слишком много, - капитан сверлил взглядом Игнатьева.

Тот поежился, не выдержав, и отвернулся.

- Это все блеф. Нет у вас ничего на меня! Ничего не докажете!

Следователь положил на стол нож в полиэтиленовом пакете. Игнатьев напрягся, но виду не подал.

- И что? Я с собакой во дворе гуляю, иногда сучок надо обрезать, чтобы с Лордом поиграть. Да мало ли, для чего нож может понадобиться? На рыбалку, например, брал. - Вячеслав не сводил глаз с пакета. - А что, вы какие-то отпечатки нашли? Нет там моих пальцев!

Щербаков расплылся в улыбке.

- Конечно, нет. Ни одного отпечаточка на ноже нет. Вы всегда в перчатках им пользуетесь?

Игнатьев растерянно посмотрел на следователя, не понимая, к чему тот клонит. А Щербаков, чувствуя, что подбирается к болевым точкам Вячеслава, продолжал:

- Вы ведь говорили, что ветки или сучья обрезаете. Так вроде тепло, чтоб в зимних перчатках-то ходить. Вот я и задумался, почему никаких отпечатков на ноже нет. Не странно ли?

"Черт, наверное, со страху и нож протер, - молнией пронеслась мысль у Вячеслава. - Сколько раз себе говорил не суетиться".

Растерянный бегающий взгляд Вячеслава не укрылся от капитана, но он терпеливо ждал объяснений.

- Возможно, я испачкал нож и помыл его... Ветка могла быть грязной

Щербаков кивнул.

- Хорошо, допустим. И как нож оказался в рюкзаке? Вы в перчатках дома все моете?

- Возможно. - грубо отрезал Игнатьев. - Какое вам до этого дело?!

Щербаков вновь зарылся в бумаги, пытаясь скрыть свои эмоции.

- Насколько я знаю, вы живете один.

- Да. И что это меняет? - Игнатьеву казалось, что он уже выкрутился.

Капитан, будто между делом, проронил:

- Придется проверить, есть ли у вас на кухне резиновые перчатки.

Игнатьев заерзал на стуле, а в голове шел усиленный мыслительный процесс. Наконец, он решил взбрыкнуть.

- Я мог выбросить в мусорное ведро использованные перчатки! - и уже злорадно заметил, - это все, что у вас есть?

Гомерический хохот, не удержавшегося Щербакова, заполнил все пространство кабинета и просочился за его пределы. В дверь тут же просунулась и тут же исчезла голова конвоира, ожидавшего Игнатьева.

Щербаков вытер выступившие на лице слезы.

- Давно я так не смеялся, - и выдохнул. - Ух! Вы считаете, что мы нашли только нож? Я вас разочарую, у нас тут целый кино-сериал.

"Блефует, - думал Вячеслав, - нет у них ничего!"

Но колени Игнатьева предательски задрожали. Чтобы никто не заметил его волнения, он быстро перекинул ногу на ногу.

Продолжение следует

Начало рассказа | Карта канала | Продолжение

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)