Демонстрационный сайтEGOSEX.RU - всё о нежности, любви, отношениях и сексе » Секс » Мне казалось, что любовь – это когда все пополам, полное доверие и взаимопомощь.

Мне казалось, что любовь – это когда все пополам, полное доверие и взаимопомощь.

Мне казалось, что любовь – это когда все пополам, полное доверие и взаимопомощь.
Секс
admin
Фото: Reuters
11:54, 11 март 2019
239
5
Мне казалось, что любовь – это когда все пополам, полное доверие и взаимопомощь. Но с Володей все вышло не так. И мы расстались. Свободная работающая женщина, я живу для себя. А мужчины... Что ж, знакомлюсь, конечно, встречаюсь, но своего единственного пока не нашла...

Мне казалось, что любовь – это когда все пополам, полное доверие и взаимопомощь. Но с Володей все вышло не так. И мы расстались. Свободная работающая женщина, я живу для себя. А мужчины... Что ж, знакомлюсь, конечно, встречаюсь, но своего единственного пока не нашла. А после Володи уже и не знаю, найду ли. Как-то разуверилась во всех.

Мне казалось, что любовь – это когда все пополам, полное доверие и взаимопомощь.

С Владимиром познакомилась в междугороднем автобусе. Встретив мой взгляд, парень не растерялся, заговорил первым. Вскоре сзади освободились места, и мы с Вовой сели рядом. Я заметила, что после каждой своей реплики он как-то странно поглядывает на меня, словно оценивая реакцию. Видно, вела себя, в его понимании, все-таки правильно, и к концу пути он разоткровенничался. Сказал, что разведен и очень обижен на жену. Причем разведен дважды и сердит на обеих бывших. Вот как бывает! Позже, когда мы стали встречаться, я поняла, что Володя обозлен на весь женский род. Он нередко вымещал недовольство на мне. Поначалу парень был довольно милым: водил в рестораны, катал на катере. Снял нам квартиру (до того проживал с мамой, а я — с родителями).

Мы стали жить в гражданском браке. Но... на этом его широкие жесты закончились. Если можно считать таковым крохотную «однушку»... Но все же у нас было свое, почти семейное, гнездышко, где мы встречались по нескольку раз в неделю. Признаюсь, эта сторона наших отношений была мне по душе больше всего. И подругам не стыдно показать Володю — неглупый, язык, как говорится, подвешен, мышцы накачаны. В общем, сначала меня все устраивало, хотя замечала в нем странности. Вроде и доволен тем, что я приготовила, а тут же: неумеха, в прошлый раз было вкуснее. Похвалил новый плед, который я купила на диван, и тут же скривился: транжира, зачем столько денег зря выкинула...

А потом все чаще стала замечать его скупость и занудство. Любимая тема: все бабы — стервы, один он — Иван-царевич.

Ну что вам от нас, мужиков, надо? — заводил уже доставшую песню. — Например, ну что я плохого Людмиле сделал? (Это его вторая супруга, разрыв с которой он как раз бурно переживал). Отжала наше общее дело...

Насколько я поняла из Володиных рассказов, бизнес этот начинал отец Людмилы. Свекор, видимо, решил, что зятек самостоятельно «не потянет», вот и не давал Володе никаких прав в семейном деле.

Познакомилась я и с его мамой.

Она тетка неплохая, но на сыночке своем зациклена. Сама мне сказала, что до Людмилы была у него еще Тамилочка, чудная девочка. Фото показала. Но почему-то эта чудесная куколка сбежала от ее ненаглядного сынка меньше чем через год.

Попал как-то Вова под сокращение, был зол на весь свет, кричал, что раз государству такой прекрасный офицер не нужен, то он уйдет в частный сектор. Вспомнив о дипломе инженера, также полученном в военном училище, пристроился в телефонную компанию. Вскоре женился на хорошенькой молоденькой сотруднице и привел ее домой к маме.

Обычно он приходил с работы и заваливался на диван, задрав ноги на стену — отдыхал. А жена после такого же трудового дня должна была становиться к плите, стиралке и гладильной доске.

— Мы с ней разные люди, с Тамилой. Она меня совсем не понимала, — вещал мой гражданский супруг.

— Зачем же ты на ней женился?

— Что, мне самому готовить, убирать, стирать? — на полном серьезе изумлялся Володя. — Я хотел маму освободить от хозяйства. Она уже немолода, отдых заслужила.

Когда мы собрались на море, искала путевки я, а Вова все браковал, утверждая, что дорого. Наконец остановился на самом дешевом варианте базы отдыха. Ужас, но я стерпела. Разложив вещи, мы оправились за покупками. Я так этого ждала! А он... выбирая купальник (для меня!), стал торговаться с продавщицей за несчастные двадцать рублей. Это было последней каплей. Вернувшись, домой, я все-таки не выдержала:

— Больше никуда с тобой не поеду! — сказала, выходя из ванной, где выстирала все вещи, словно смывая следы прежней жизни. Эта неделя на море была безнадежно испорчена. — И вообще, Володя, расстанемся по-хорошему.

— Почему? — в его глазах была такая тоска.

Неужели не понимает? Я опустилась на пол возле двери ванной. Он, сделав пару шагов, тоже, с другой стороны. Так мы сидели и молчали.

А я чуть не плакала. Мне было жалко и его, и себя.

— Надоели твои нытье и скупость. Зарабатывать ты не желаешь, твои разработки никому не нужны, а пахать, как все, не хочешь. Уже тридцать пять, а все на маму оглядываешься. Думаешь, все обязаны. Унижаешь меня. Я ухожу от тебя.

— И ты тоже... Люда от меня ушла, и Тамила. Теперь ты. Почему женщины постоянно уходят от меня навсегда?

— Как ты не поймешь! Ведь все дело в тебе!

Я все-таки ушла от него и сейчас снова в свободном поиске.

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (5)